Яндекс Метрика

♫ Флагманский марш /Александр Розенбаум/

У нежной тонкой руки
Украл платок свежий ветер,
И пеленою чёрный дым
Лёг над высокой волной.
Блистают тускло штыки
В лучах зари на рассвете,
Под звуки маршевой трубы
Идут матросы на бой.

Над морем тучи легли,
И враг коварен и злобен,
Но в вихре грянувшей грозы
Нас ждёт победы сладкий миг.
Идут матросы в поход,
И корабли бьёт в ознобе,
И дудки боцманской призыв
К орудьям нас устремит.

Мы в кильватерном гордом строю
Сбережём честь и славу свою.
Так веселей играй, труба!
И пусть горчит поцелуй на губах.

Брестская крепость /Владимир Сурнин/

У рвов её, среди развалин
Над тёмной гладью Мухавца,
Я был, когда ещё не знали
Всей горькой правды до конца.

И тропкой, уже хворостины,
Меня, в извёстке и в пыли,
Не гид, а надписи на стенах
По кругу смертному вели.

Они в надрыве не кричали,
А только, видные едва,
Кому-то тихо завещали
Свои последние слова.

Песнь о Невской битве /Марина Волкова/

На земле прекрасней я не знаю
Русской заповедной стороны!
Много сохранила Русь Святая
Подвигов далекой старины.

Ты послушай, молодец удалый,
Песнь про подвиг предка твоего
Да про то, как Родину спасала
Искренняя преданность его:

Было время тяжких испытаний,
Когда брат на брата восставал.
Нечестивый, сильный и лукавый
Враг поход на русских собирал.

Гой, Россия, ты, матушка, ой да продержись!
Александр, наш батюшка, ой да заступись!

Потеря... /Павел Галачьянц/

В последнем крике он просил... - убить!
В последнем стоне и в последнем вздохе...
Дела его, и правда, были плохи.
Ему не долго оставалось жить...

Влетел осколок под бронежилет.
И он, споткнувшись между этажами,
По жизни не пройдя и двадцать лет,
Ловил, как птицу, жизнь свою руками...

Валерик /Михаил Лермонтов/

Раз - это было под Гихами*,
Мы проходили темный лес;
Огнем дыша, пылал над нами
Лазурно-яркий свод небес.
Нам был обещан бой жестокий.
Из гор Ичкерии далекой
Уже в Чечню на братний зов
Толпы стекались удальцов.

Удачный день /Николай Назаров/

Вокруг гремит, вдруг слышим: "SOS"!
Пехота с духами взасос.
И всё к тому, что дело катит
К рукопашной!
Мы на броню и напрямик,
Успеть бы, дорог каждый миг!
Броню сожгли, но всё равно
Прорвались к нашим!

Назад, а там уже кольцо!
Мы с духами к лицу лицо!
И вот уже нам предлагают сдаться!
Да, стоило сюда ползти,
Чтоб лапы вверх
И в плен пойти!
Нет, мы - спецназ!
Мы будем прорываться!

Хорошо, не мог ты видеть /Александр Сидоровнин/

Ты не видел, я не видел,
И не пережили мы,
Как страну фашист копытил,
Сорок первого зимы.

Отошли почти до края -
Шаг назад, а там обрыв.
Не сдалась страна родная,
Зиму эту пережив.

Не забыть бы - помнить надо,
А забудешь, так конец...
И блокаду Ленинграда,
Окружения колец.

А над Волгою в небе синем /Михаил Найдич/

А над Волгою, в небе синем,
Тучи тянутся, как холмы,
За спиной - половина России,
А на самом краешке - мы.
Острый ветер в лицо мне дунул,
Как спасения ждал его,
Я в масштабах страны не думал,
Я вчерашний школьник всего.

Летом сорок второго /Александр Волог/

С телеги слез. Глотнул из кринки.
Сел на завалинку устало.
Детишкам - городской гостинчик,
а бабе - новый полушалок.

Поправил осторожно ногу,
хромую с первой мировой,
сказал чего-то про дорогу
и густо задымил махрой.

Послушать новости и сплетни
сошлось со всех пяти домов
всё населенье: бабы, дети,
да двое дряхлых стариков.

Неторопливо, невзначай,
он рассказал, кого встречал,
что в городе читал газету,
что был на почте - писем нету...

Торговля вроде шла сама,
хоть не в убыток, да не в радость.
Эвакуированных - тьма,
особо те - из Ленинграда.

И, вроде на себя сердитый,
он отвечал, крутя костыль,
что магазины-то открыты,
да там хоть шаром покати,

мануфактуры и посуды
за деньги вовсе не достать,
и что дела на фронте худы:
всё продолжаем отступать.

А на базаре ходят толки,
что запасайте, мол, муку,
что немец скоро выйдет к Волге,
а там допрёт и до Баку...

...И бабушка тогда привстала,
и как-то ростом выше стала,
и в наступившей тишине
негромко так она сказала:
- А ну-ка, повтори-ка мне!

Школьное сочинение /Анна Ревякина/

Как ты провёл это странное лето в городе,
где мост через реку вставал на дыбы от ужаса,
где всякое слово тонуло в железном грохоте,
где мальчики носят теперь на плече оружие?
Как ты провёл его - письма писал мне светлые,
нежные письма о лете, которого не было?
Лето теперь навсегда под твоими веками -
лето, в котором всё было так горько-зелено.